?

Log in

No account? Create an account
ностальгия магритт

Ах, эти чёрные глаза!!!

  Так как краткость - сестра таланта, к сожалению - не мой "конёк", а мысли - после посещения данного мероприятия dokerproject.livejournal.com/6514.html - крутящиеся в бренной голове категорически отказываются покидать её, мною было принято волевое решение )))) : вместо краткой информационной рецензии на фильм написать некое подобие развернутого эссе-разбора по-мотивам фильма.
Возможно, кого-то оно заинтересует, кого-то - нет, но цель, которую я перед собой ставлю, попытаться глубже осмыслить увиденное, проанализировать замысел и идею автора (его послание к зрителю) и решить для себя некие не до конца разрешимые вопросы. Получится это или нет не знаю, но попытаться - попытаюсь. Попытка, как говорится, не пытка.
Уже сейчас с уверенностью могу сказать лишь одно: Фильм, заявленный как автобиографический, таковым полностью не является. Автобиографической является всего лишь одна из многочисленных линий, мотивов, которых в фильме предостаточно. Все они сплетаются и расплетаются в единый клубок, и имя этому клубку - ХХ век!

"Ванька, спой!"

"На деревне Ванька жил да поживал,
На гармошке он играл и подпевал.
Девки, бабы Ваньку слушали гурьбой,
Все кричали: - Ванька, спой!..."

сл. и муз. М. Марьяновский
исп. П. Лещенко

 Весь ХХ век был веком глобальных потрясений. Веком социальных и геополитических изменений, как внешних, так и внутренних. Но, в первую половину ХХ-го века старушку Европу и Западную часть евразийского континента трясло и лихорадило особенно: Смены династий, строев, социальные революции, войны... репрессии. Переосмысление ценностей. Культурных и духовных. И посреди всего этого хаоса - жизнь. Простая человеческая жизнь. Человеческие судьбы, трагедии, драмы. Волей-неволей, не по собственному желанию, маленький человек вовлекался в колесо истории и становился разменной монетой и пешкой в игре власть имущих, "вершителей дум".
О некоторых сгинувших известно многое, о некоторых - лишь малая часть (остальное покрыто пеленой мрака и неизвестности), а многие и вовсе сгинули безымянными в безумном калейдоскопе времени.
 Голландский режиссёр Ян Босдриж не ставил перед собой задачу показать все эти потрясения и изменения ХХ-го века, в его задачу входило другое: рассказать частную, автобиографическую историю своего отца, страстного коллекционера грампластинок, среди которых, в частности , была коллекция известного русского (украинского, румынского... человека мира одним словом) шансонье Петра Лещенко, чья трагическая история жизни заинтересовала и заинтриговала его, но, сам того не ведая, изучая и погружаясь в материал он всё больше и больше погружался в эпоху 30-40 годов века ушедшего, рисуя всеобщую картину того времени. Но, начнём по-порядку.

 Отца Яна Босдрижа арестовали когда тому было всего 18 месяцев от роду, поэтому - естественно - никаких визуальных воспоминаний об отце у того не сохранилось. Зато - “в наследство” - осталась большая коллекция виниловых грампластинок для 78 об/мин. Среди коллекции было несколько пластинок популярного в Европе в 30-е годы ХХ века румынского исполнителя русского происхождения - Петра Лещенко. Яна Босдрижа заинтересовала история Петра Лещенко, перекликающаяся с биографической историей его собственного отца - он был арестован и умер в больнице при неизвестных обстоятельствах. Об обстоятельствах смерти отца тоже известно немного: умер от тифа, в тюремной больнице при лагере.
Ян Босдриж пытается восстановить историю жизни отца посредством воспоминаний своих старших сестер и дневника матери, в котором частично отсутствуют уничтоженные ею страницы. По сохранившимся фотографиям и дневнику они шаг за шагом восстанавливают историю жизни отца, его пристрастий и увлечений; восстанавливая картину эпохи и интересы, по которым жили люди того времени. Сестры вспоминают об аресте и последующем заключении отца в лагерь, из которого он присылал редкие письма матери, на которых в дальнейшем и строится дневник её воспоминаний.
Параллельно Ян погружается в историю жизни Лещенко, по крупицам собирая всю доступную ему информацию от живых свидетелей той эпохи. Он едет в Россию и снимает вечер памяти Петра Лещенко в саду парка Сокольники, на котором помимо почитателей самого артиста так же присутствуют и ярые казаки-монархисты.
В словах казаков сквозит непримиримая ненависть в коммунистическому режиму, погубившему немало человеческих жизней и Петра Лещенко в том числе. Они ратуют за восстановление исторической справедливости - монархии, всем своим видом показывая непримиримость с существовавшим и существующим режимом  - режимом самопровозглашенной тоталитарной власти.
Он так же общается с рядовыми почитателями творчества Петра Лещенко и восстанавливает картину послевоенной эпохи в СССР, когда песни Лещенко были под строжайшим запретом, которые рассказывают ему о том, каким образом им удавалось слушать официально запрещённого любимого исполнителя: пластинки на рёбрах, дома на граммофонах, во дворах и т.д. О том, что зачастую известные народные песни, под угоду власти, переделывались перекладыванием текстов, в которых партия Ленина/Сталина была рулевой и вела к светлому будущему.
Ян Босдриж всё более и более погружается в материал и не замечает, что фильм из автобиографического - истории отца, где мотивом к пониманию его жизни является страсть к коллекционированию пластинок популярных исполнителей, - превращается в документ времени: противостояние тоталитарных идеологий, систем, заблуждений. Основным же лейтмотивом фильма становится история Петра Лещенко, как одного из многочисленных жертв режима, у которого - как известно - длинные руки и который не прощает никакого инакомыслия и своеволия.

  Петр Лещенко родился в Херсонской области Украины, но в скором времени всё семейство Лещенко - его мать со своими родителями и малолетним Петром - перебираются в Бесарабию, Кишинёв. Здесь и проходят юношеские годы Петра, в то время как сама Бесарабия, в виду постоянных геополитических изменений, в период революционных потрясений и первой мировой войны, переходит под юрисдикцию Румынии. Пётр Лещенко автоматически становится гражданином Румынии, что впоследствии позволит ему свободно разъезжать по Европе с аганжементом и заниматься любимым делом - танцами и пением русскоязычных песен. Основной контингент слушателей Петра Лещенко эмигранты, люди, не примирившиеся с советской властью и тоскующие по покинутой Родине.
Лещенко гастролирует по Европе, по городам и странам Ближнего Востока: Франции, Польше, Румынии, Бейруту, Дамаску, Афинам; Латвии, откуда родом приходится его первая жена - Евгения Заккит.
Именно в 30-х годах в Латвии, в Риге, и начинается его карьера как шансонье.
Рига тех времен была точкой пересечения европейских культур и именно в Риге Лещенко знакомится с композитором Оскаром Строком (впоследствии так же запрещенным в СССР), автором наиболее известных и популярных его произведений, которые он сочиняет специально для Лещенко.
Но время идёт и в Европе, и СССР происходят политические изменения. В Германии к власти приходят национал-социалисты, Европа стоит на краю Второй мировой войны. Её призрак уже маячит на горизонте.
Лещенко перебирается назад в Румынию, Бухарест, и открывает там небольшой ресторан “Тройка”, в котором, как и прежде, основной контингент слушателей - эмигранты из царской России.
Ян Босдриж встречается и берет интервью у Аллы Баяновой, певицей, выступавшей когда-то с Лещенко на одной сцене. Берет интервью ещё у одной героини, которая совсем юной девушкой отмечала  свой день рождения в ресторане “Тройка” и была знакомой сестры Лещенко. Обе интервьюируемые рассказывают о духе времени, который витал в Бухаресте и Европе в целом.
Но, очень скоро этот дух улетучивается и то, чего все так опасались, случается: Вторая мировая война. Опять потрясения, игры манипуляторов, геополитические изменения и оба героя - отец Яна Босдрижа и Петр Лещенко -  волей-неволей, как и всё мировое сообщество, вовлекаются в убийственную вакханалию.
Нидерланды и Румыния оказываются под властью фашистской оккупации. Нидерланды - невольно, Румыния - добровольно примкнувшая к коалиции.
Лещенко, как гражданина Румынии, призывают в ряды немецкой армии, а его ресторан “Тройка” закрывается ввиду русскоязычной направленности.
Отец же Яна Босдрижа, являясь натурой творческой, пацифистской и непреклонной, распространяет листовки пацифистской направленности в оккупированной немцами Голландии. Не считая в этом ничего сверхъестественного и зазорного, подписывается собственным именем и адресом. Как результат - скорый арест гестапо.
Именно в этом месте параллельность пути героев фильма расходятся. Один - попадает в застенки гестапо, другой, вместе с немецкой армией, вступает в Одессу. Пути расходятся, но ненадолго, потому как впоследствии Петр Лещенко тоже будет арестован, но это уже после победы над фашистскими захватчиками и ухода советской Красной армии из Румынии. Но, я забегаю вперед.

 Период спокойствия закончен и люди вынуждены мириться с существующим положением дел:
Отец Яна Босдрижа не только не хочет мириться, но и не считает себя ни в чём виноватым. Он, посредством листовок, выказывает своё отношение к сложившейся ситуации, и стоит на этом до конца. Хотя, варианты спасения были...
Сестры в интервью рассказывают о том, как забирали их отца: “...Пришло гестапо и спросили у отца: “Есть ли у вас ещё такие листовки?”, на что тот, с простодушностью ребёнка, отвечает: “Есть, они лежат в комоде...”.
Но листовок в комоде не оказалось, потому как мать Яна Босдрижа, женщина дальновидная, постаралась уничтожить опасные улики.
Из рассказа сестёр становится ясно, что она не только уничтожила листовки, но и впоследствии пыталась вытащить своего мужа из гестапо, предоставив туда липовое медицинское заключение о его болезни. Но это не помогло. Когда в гестапо спросили: “Болеете ли Вы?”, на что получили ответ: ”Сейчас нет, чувствую себя здоровым”.
У отца Яна Босдрижа был шанс выйти из застенок гестапо (для этого было нужно лишь подписать подобающую бумагу, говорящую о том, что с ним обращались обходительно), но он, с категоричностью максималиста, отказался делать это, следую своим пацифистским убеждениям. После этого его переправили в концентрационный лагерь.
Ян Босдриж следуя по следам своего отца направляется в концентрационный лагерь, иллюстрируя фильм исторической хроникой и беседую со смотрителем оного. Смотритель показывает камеры, экспонаты и фотографии заключенных, рассказывая об их содержании и образе жизни в лагере.
Ян Босдриж встречается  с очевидцем тех событий - пожилым немцем, который рассказывает о том, как будучи молодым мальчиком помогал союзникам расчищать последствия нечеловеческих бесчинств. Интервьюер еле сдерживает слезы и видно, что даже сегодня, спустя огромное количество лет, свежи его воспоминания. Он рассказывает о том, что они даже представить не могли, что творилось в лагерях, насколько были затуманены их мозги пропагандой. Они искренне верили в фюрера и почитали его Богом. О том же рассказывает и старая женщина, которая так же помогала англичанам расчищать лагерь от последствий, и работала в лазарете при лагере санитаркой.
Ян Босридж невольно рисует картину и углубляется в историческую эпоху, показывая насколько в 30-40-х годах ХХ-го века  люди были одурманены пропагандой.
Сёстры же Яна Бодсрижа рассказывают о том, что отец, находясь в лагере не унывал. Он не отказался от своих убеждений и мало того, он сумел устраивать поэтические и философские лекции в застенках. До тех пор, пока не заболел. Был март 1945 года...
 Петр же Лещенко тем временем вступает вместе с немецкой армией в Одессу.  
Одесса жила по своим законам, в Одессе работали магазины, бары, концертные площадки. Директор концертного зала уговорил Петра Лещенко дать концерт. Тот, не долго думаю, соглашается. Единственное поставленное  условие - петь не по-русски. На первом же концерте он знакомится со своей будущей женой - Верой Белоусовой.
О жизни оккупированной Одессы Яну Босдрижу рассказывает очевидец, пожилой мужчина, который не только видел как хорошо жили жители Одессы при немцах, но и был знаком с самим Жуковым, который после освобождения Одессы неоднократно спрашивал у того советы по тем или иным вопросам. )))
А меж тем, под Николаевым, в 100 километрах от Одессы был голод и бесчинства оккупантов.  
Петра Лещенко позже пытались призвать на фронт, но он симулировал аппендицит и тем самым избежал активных боевых действий в регулярной армии. Дослуживал же свой “воинский век” Лещенко при офицерской столовой.
 Отец Яна Босдрижа находится в лагере. Он не только читает лекции по поэзии, но и занимается поэтической деятельностью - пишет стихи. До конца своих дней он не теряет бодрости духа и веры в собственной правоте, и надеется на скорейшее освобождение. Его жене удалось сохранить стихи, написанные им в концентрационном лагере. Во всех стихах сквозит надежда и вера.
 Время шло и советские войска выбивают немецко-румынскую армию из Одессы. Вместе с отступающей армией Одессу покидает и Лещенко со своей молодой женой Верой. Они возвращаются в Бухарест.

   Война окончена. Немецко-фашистская армия разгромлена и Европу оккупируют теперь войска доблестной Красной армии. Концентрационные лагеря освобождены солдатами Красной армии и армией союзников, но отец Яна Босдрижа не увидел спокойного мира. Он умирает в лазарете при лагере. Из письма воспоминаний санитара, ухаживавшего за ним, становится ясно, что до конца своих дней он верил в свои идеалы. Шутил и бодрился.
Румыния находится под властью СССР. В ней стоят части Красной армии и Петр Лещенко теперь выступает с концертами перед ними. Одна из последних фотографий показывает его с женой Верой посреди  советских военнослужащих. Они улыбаются. Но время идет и советские войска уходят из Румынии.
А через некоторое время, в 1951 году, в антракте, после первого отделения концерта, Лещенко арестовывают. До сих пор не ясно, по какому поводу был санкционирован его арест, но из недостоверных источников следует, что арестовали его за связь с женой - гражданкой СССР. А его музыка предана забвения, как буржуазная и вредоносная.
В последствии, через год, арестовывают и Веру. Её, по настоянию СССР, депортируют. На Родине ей предъявлено обвинение в измене Родины и суд выносит смертный приговор, который, впоследствии, был заменен на 25 лет тюремного заключения...

Ян Босдриж заканчивает свой фильм не радостным пейзажем тюремного лагеря, в котором погиб один из выдающихся шансонье века ХХ-го. Полуразвалившиеся бараки обнесенные колючей проволокой, смотровые вышки возвышающиеся над ними и стаи воронов, кружащие в пасмурном свинцовом небе, как напоминания о тех исторических сложных периодах ХХ-го века.

  К слову сказать, весь фильм Яна Босдрижа насыщен образами и просто великолепно снят. Он не педалирует страшными картинками и образами, а просто следует по пятам своих героев общаясь с очевидцами и реконструируя события. Он реконструирует, обнажая весь ужас тоталитарных систем, которые царили в первой половине ХХ-го века. Показывает простых людей, которые были вовлечены в исторический процесс перекройки мира, а те, кто по тем или иным причинам шёл поперёк этих процессов - становились его жертвами.  О двух из них, наиболее доступных для режиссера, он и снял свой фильм. Они лишая малая часть тех историй, которые останутся неизвестными для большинства ныне живущих людей, потому как системы не очень любит оставлять после себя следы. А те, что остаются, не такие уж радужные...

P.S. Напоследок, не в качестве пиара, а в качестве рекомендации: Организатор и устроитель показа в Москве обещал, что в скором времени фильм - возможно - будет вторично показан на экранах, в рамках фестиваля голландского документального кино о России. Посему, тем кто заинтересовался моим скромным обзором фильма рекомендую следить за анонсами  мероприятия и посетив фильм посмотреть на него своими глазами. Возможно, я упустил какие-то детали и частности, и описал лишь собственные ощущения от фильма. Возможно у вас они будут другие, но то что фильм достоин просмотра - однозначно. И желательно на экране, дабы наиболее погрузиться в рассказанную режиссером историю.

Comments

Спасибо большое за такое погружение в фильм! Это кино, действительно, уводит глубоко в трагическую историю 20-го века и, наверное, у каждого вызывает совершенно разные ощущения. Но смотреть его точно стоит. И ты совершенно прав - именно на большом экране!
Мне-то за что: это вам ОГРОМНОЕ спасибо! От меня лишь впечатления от просмотра, а вот от вас... ну, вы сами знаете что от вас ;)
Спасибо за рассказ о фильме - хотел сходить, но, к сожалению, не вышло.
"перебирается назад в Румынию, Будапешт, и открывает " - скорее всего речь идёт о столице Румынии городе Бухаресте. Будапешт - столица Венгрии.
Ой, естественно, сорри за такое досадное недоразумение. В пылу горячки попутался, сейчас исправлю сие досадное недоразумение.
Будет возможность - обязательно сходите, не пожалеете.